«В первом случае женщина (речь про Юлию Барановскую. — Прим. ред.) сделала себе на этом карьеру или как минимум получила хороший старт для начала своей карьеры. Была возможность, ею воспользовались. Про второй случай (речь про Алису Казьмину. — Прим. ред.) мне сложно судить.

Скорее всего, это тоже попытка давления на меня за счет общественности. Последние полгода с ней (Юлией Барановской. — Прим. ред.) были для меня довольно счастливыми и богатыми на события. Вообще очень крутое время, со всех точек зрения.

Даже несмотря на то, что я в этот момент с Юлей расходился или понимал, что разойдусь. У меня появилась новая девушка. Впервые я увидел ее в 2005 году, мы познакомились в гостях. Она была со своим мужем, я был с Юлей. Потом через пять лет случайно увиделись в Майами.

Только в 2012 году у нас завязались отношения, когда мы были в Лондоне. Просто было чувство, что у меня так много сил, спать не хочется, я готов делать все, это была полная эйфория. Не было преград в жизни, я от всего получал удовольствие.

Я бы просто жил с этой женщиной, но, когда обман вскрылся, он был не минуту и не секунду. Все это продолжалось около полутора лет. Обман с ее стороны. Я спросил: почему, зачем и собираешь ли ты возвращать деньги? Алиса сделала выбор ничего не рассказывать и не возвращать деньги.

И как мне поступать? Оставаться с ней жить дальше? Это стало апогеем — сумма в один миллион евро наличными, которые она, на мой взгляд, забрала себе обманным путем. Если бы она вернула мне эти деньги, мы бы сейчас жили с ней вместе. Однако объяснений до сих пор нет, а теперь она отжимает дом».

«Как я говорю всегда, после меня трудно найти кого-то лучше. Я понимаю, что сейчас масса критики, мол, вот он там не со своими детьми и все в этом роде. Но все, что от меня зависит, я готов делать, и всегда был готов. Если запрос на это есть, я всегда могу сделать все, что в моих силах.

Когда я с детьми, то могу: поменять подгузники, приготовить им еду, побыть с ними, погулять. Все это я умею и делаю. То, что я мало времени провожу с детьми, это вопрос к Юле. По моему мнению, она не давала мне быть с ними, когда я этого хотел.

Делала все так, чтобы я их не видел. Когда только ей это стало выгодно, она начала устраивать мне с ними встречи, даже в присутствии другой женщины. Что касается Алисы, то я просто боюсь провокаций с ее стороны, поэтому пока не ищу встречи с нашим общим ребенком.

Я очень по ней скучаю, она у меня на “аватарке” в WhatsApp на телефоне. Мне даже говорят, что надо всех детей поставить туда, когда я встречаюсь со своими детьми от Юли. Они видят Есеню, а потом ревнуют. Это обидно, наверное, но мой телефон — это мой телефон. Я хочу, чтобы там была ее фотография.

Раньше Юля считала, что мне лучше не видеться с детьми. Думаю, у родителей есть такое право. Но мне кажется, что лучше об этом спросить детей. Сейчас отношения наладились, но последние полгода я их тоже мало видел. На дне рождения у Яны только побывал».