23 Ноя 2022/ 19:00

Пижама от русской княжны

Модный предмет гардероба появился с легкой руки Ирины Голицыной.

Ирина Голицына
Ирина Голицына
Ирина Голицына

Старинный аристократический род Голицыных никогда не нуждался в особом представлении: эти князья были известны всем в России. Но в XX веке, благодаря Ирине Голицыной, знаменитая фамилия «прозвучала» на весь мир — и совершенно по-новому.

Из рода Голицыных

Ирина Голицына родилась в Тифлисе 22 июля 1916 года — накануне развала империи. Очень скоро ее отец, кадровый офицер Борис Львович Голицын, отправился на Гражданскую войну — он сражался на стороне Добровольческой армии Деникина и Врангеля. Нина Петровна Голицына, урожденная грузинская княжна Ковальджи, вместе с маленькой дочкой ждала его в Тифлисе.

Однако чем дальше, тем опаснее там было оставаться представительницам аристократического рода. Поэтому они отправились в Константинополь, надеясь оттуда перебраться в Рим. Но к тому моменту Италия уже не принимала русских эмигрантов! Выручил итальянский консул, хорошо знавший княгиню: он буквально подсунул документы Голицыных среди прочих бумаг командующему итальянской военной миссии, и тот подписал их, не читая.

В мае 1919 года Нина Петровна с дочерью приехала в Рим. Борис Львович воссоединился с семьей только в 1922-м и — увы — ненадолго: в отношениях родителей Ирины произошел какой-то надлом, они развелись. Князь уехал в Париж, где вступил в новый брак. И дочь долго не могла простить отца, считая, что тот предал семью.

По сути, ей достались от него только титул и фамилия. Но тогда в Европе этим сложно было кого-то поразить: русские особы голубых кровей работали простыми манекенщицами...

Нина Петровна Голицына в одиночку растила дочь, мастерила на продажу какие-то поделки, зарабатывала уроками иностранных языков. При этом княгиня сумела войти в круг итальянских аристократических семей, что было крайне важно для будущего ее дочери.

Ирен — как девочку стали называть в Италии — получила прекрасное образование: после школы она успешно окончила факультет политических наук Римского университета. Она мечтала о дипломатической карьере, предполагая, что та позволит ей много путешествовать и общаться с разными людьми. Но вышло так, что во время учебы Ирен увлеклась искусством, а затем — модой и в итоге переключилась на нее. Свое первое платье для выхода в свет она сшила сама, и оно произвело настоящий фурор!

Когда началась Вторая мировая вой на, мать Ирен настояла, чтобы дочь покинула Рим. Юная княжна перебралась в Бухарест, где работала в Красном Кресте.

Однако через несколько месяцев вернулась в Италию, где стала переводчицей: пригодилось отличное владение английским, французским и итальянским языками. Чтобы «спрятаться» от ужасов войны, Ирен посещала курсы живописи.

Но поистине спасительное воздействие на нее оказывал мир моды: она перелистывала довоенные номера журнала Vogue, шила по собственным эскизам, общалась с единомышленницами. И однажды познакомилась с сестрами Фонтана: в конце войны те открыли свой Дом моды в Риме и пригласили Ирен работать к ним.

Собственное ателье

У сестер Фонтана, ставших очень популярными в послевоенном Риме, русская княжна работала и манекенщицей, и, выражаясь современным языком, PR-директором: она организовывала показы и другие мероприятия модного дома. Но со временем Ирен там стало тесно: ей претили чрезмерная осторожность сестер, их нежелание следовать парижской моде.

И на одном из светских обедов, находясь в компании весьма влиятельных мужчин — Сильвио Медичи, Руди Креспи из Vogue и герцога Рикардо ди Сангро, молодая княжна разоткровенничалась и посетовала на то, что работа в доме Фонтана ее разочаровывает. И тогда все трое — прямо за обедом — убедили Ирен открыть собственное ателье! Финансовые и административные вопросы они брали на себя: княжна Голицына должна была отвечать только за моду.

Разумеется, она ухватилась за это предложение, а в 1949 году еще и вышла замуж за одного из своих «спасителей» — Сильвио Медичи, но при этом оставила себе девичью фамилию.

Первые самостоятельные шаги в мире моды Ирен Голицына делала с оглядкой на Париж. Она покупала наряды в парижских модных домах, распарывала их, чтобы снять выкройки, а затем дорабатывала модели с учетом вкусов итальянских модниц: чуть ярче и чуть наряднее. Постоянными клиентками Ирен Голицына обзавелась достаточно быстро, в том числе и из аристократической среды.

А ее первый показ состоялся во Флоренции в Палаццо Питти в 1952-м.

Шли годы. Начиналась эпоха прет-а-порте. Модные показы во Флоренции становились все более популярными, а одежду итальянских дизайнеров уже носили в США. На мировом модном олимпе Италия уже теснила Францию. Тогда-то Ирен Голицына и решилась на создание собственных моделей одежды, а помогли ей в этом... пижамы.

Изначально брюки «дворцовой пижамы» были прямыми и укороченными, и только к концу 1960-х они стали широкими и свободными. Такими они и дошли до наших дней.

Униформа для Советской дамы

Итальянская элита, в том числе и Голицына с мужем, предпочитала отдыхать на острове Капри. И вот, специально для отдыха, Ирен придумала себе «пижаму» — одновременно вальяжный и элегантный брючный костюм. В нем можно было принимать гостей и при этом чувствовать себя совершенно комфортно и свободно. Увидев однажды Ирен в подобном облачении, директор крупного универмага Harvey Nichols попросил ее подготовить небольшую коллекцию таких костюмов-пижам. Княгиня отказалась. Но тогда он сделал еще более заманчивое предложение: если Голицына включит «пижамы» в свой показ в Палаццо Питти, универмаг закупит всю коллекцию до единой вещи. И модельер сдалась.

Вальяжные брючные костюмы Голицыной произвели фурор, а знаменитый главный редактор журналов Harper’s Bazaar и Vogue Диана Вриланд придумала для них название: «пижамы Палаццо», то есть «дворцовые пижамы». Их фотографии украсили собой страницы модных журналов. И в 1960-х годах в «пижамах Палаццо» ходили едва ли не все светские дамы.

Из России в Россию

В 1988 году княгиня Голицына впервые посетила Россию. Конечно, она могла сделать это и раньше, но ехать обычной туристкой не хотела. Для нее было важно быть приглашенной с деловым визитом. И такое предложение наконец поступило: в апреле 1988-го в Москве состоялась целая серия показов Голицыной в концертном зале гостиницы «Россия», где каждый вечер 2,5 тысячи зрителей аплодировали ее моделям.

Тогда она смогла очно познакомиться с Вячеславом Зайцевым, с которым долгое время переписывалась и обменивалась идеями. Но главное — Ирен встретилась со своими родственниками!

В 1990-е модельер не раз приезжала на родину. В 1990 году в Санкт-Петербурге состоялся показ ее новых моделей. Спустя год она прочитала несколько лекций о моде в МГУ, а потом выпустила мемуары, которые символично назвала «Из России в Россию». А в 1996-м в Москве, на углу Тверской улицы, в галерее «Актер», был открыт бутик Irene Galitzine...

После всех этих визитов на родину Ирен задалась целью добавить «русскости» в свои модели и решила, что помочь ей в этом может только русский дизайнер. Она нашла его в лице Игоря Чапурина: ему тогда не было еще и 30, но он уверенно побеждал на российских модных конкурсах.

Игорь Чапурин создал для бренда Irene Galitzine три коллекции, которые имели большой успех. Ирен приглашала его переехать в Рим и работать в Galitzine, но молодой модельер отказался. Он создавал свой собственный бренд. И в этом Ирен понимала его, как никто другой...

Княгиня Голицына скончалась в Риме в 2006 году. Ее похоронили на кладбище Testaccio — среди других наших соотечественников, живших и умерших на чужбине.

Первая в Риме

С Жаклин Кеннеди

Несмотря на возросшую мировую популярность, Ирен Голицына отказалась перебираться во Францию: она предпочла быть первой в Риме, чем последней в Париже. К тому же в переезде не было особой необходимости: живя в столице Италии, Голицына одевала таких звезд мировой величины, как Элизабет Тейлор, Софи Лорен, Марию Каллас. Дружила она и с Жаклин Кеннеди, которая вовсе жила на другом континенте.